Маленькие истории. Грета.

Маленькие истории. Грета.

Маленькие истории. Грета.Эта история произошла во время Великой Отечественной войны в одном небольшом городке. Жила там обычная семья: мама, папа, сын Мишка, тринадцати лет от роду, и маленькая Дашенька. Отец ушел на фронт. Мать целыми днями пропадала на заводе. Дашеньку оставляли под присмотр пожилой соседке. Каждый делал для фронта все, что мог. Кто-то вязал теплые носки и варежки, кто-то шил кисеты для табака, а Мишке и еще нескольким мальчишкам поручили очень ответственное задание: вырастить и воспитать для наших солдат щенков немецкой овчарки. Ребята с радостью взялись за эту работу. Все свободное время они проводили со своими питомцами: гуляли, вычесывали, водили на дрессировочную площадку, которую сделали собственными руками на пустыре рядом со школой. Из всех щенков с самого начала выделялась Мишина собака — Грета. И кость у нее была пошире, и ушки встали раньше других. Команды, которым ее учил мальчик, она схватывала буквально на лету. Грета стала настоящим членом семьи, и дети с грустью думали о приближающемся расставании.

За делами и хлопотами незаметно пролетел год. Щенки выросли и превратились в умных, воспитанных, красивых овчарок, хотя в их поведении оставалось еще много детского любопытства и озорства. Пришло время расстаться. На дрессировочной площадке собралась целая комиссия: два незнакомых ребятам офицера, директор школы, ветеринар и кинолог — пограничник, который помогал ребятам воспитывать щенков. Собакам предстояло сдать настоящий экзамен. Сначала нужно было пройти полосу препятствий, показать свою выдержку и послушание, а в заключении продемонстрировать работу по поиску и задержанию «преступника», которого изображал солдат в ватных штанах и куртке, чтобы собаки не смогли его поранить. Со всеми испытаниями и ребята, и их питомцы справились отлично. Неожиданные проблемы возникли, когда пришел черед ветеринара. Врач заканчивал осмотр последней собаки, это была Грета. Вдруг он начал хмуриться. Миша занервничал и, как оказалось, не зря. Ветеринар подозвал кинолога, начал ему что-то объяснять и показывать. Между мужчинами завязался спор. Они снова и снова ощупывали Грету и надо отдать должное собаке, она терпеливо сносила прикосновения чужих рук, только изредка поглядывала на хозяина, как бы спрашивая — «все ли она правильно делает?». Наконец осмотр закончился. Мальчишкам велели выгулять собак, пока комиссия обсудит результаты осмотра, а затем построиться на площадке. Взрослые ушли в кабинет директора, а ребята сгрудились вокруг Мишки. Всем было ясно, что с Гретой что-то ни так.

— И что они там нашли? Грета всегда была самой лучшей, — возмущался Санька, лучший Мишкин друг.
— Видно у нее болезнь какую-то нашли, вон, как ветеринар хмурился, — возразил Гришка, которого мальчишки звали «Профессор», за очки и страсть к спорам.
— Какую болезнь?! — еще больше возмутился Санька. — Ты видел, как она барьер берет, а как на задержание работает! Болезнь, тоже мне. — Санька презрительно сплюнул.
— Некоторые заболевания только специалист может определить, — с умным видом продолжал доказывать Гришка.
— Это ты что ли специалист? Мишка, ты чего молчишь? Что он на твою собаку наговаривает? — горячился Сашка.
Миша, все это время стоявший с задумчивым видом и не ввязывающийся в спор, неожиданно для Саньки, встал на сторону «Профессора».
— Он прав. Видимо, с Гретой не все в порядке.
Ребята притихли и больше не спорили.

Пришло время строиться. Комиссия по очереди вызывала мальчишек, вручала грамоты «Юному пограничнику», называла полученные овчарками оценки, и собаку торжественно передавали ее новому владельцу — солдату, с которым она будет задерживать уже не «понарошечных» врагов и преодолевать настоящие препятствия. Настал момент, когда на площадке остались только Миша и Грета. Мальчик с замиранием сердца ждал, что скажет комиссия.
—  Ну что, же, — начал старший офицер, — поработал ты замечательно. Никаких вопросов по воспитанию собаки у нас нет, но у Греты есть проблемы с суставами и доктор считает, что она может не выдержать больших нагрузок. Сам понимаешь, сюсюкаться на границе с ней никто не будет.
Слушая офицера, Мишка сжался в комок и приготовился отстаивать свою воспитанницу до последнего (ходили слухи, что собак, не прошедших комиссию, будут усыплять).
— Я…- начал, было, Мишка, но договорить ему не дали.
— Не торопись, дослушай до конца, — перебил мальчика офицер. — Учтя мнение кинолога о высоком потенциале подготовленной тобой собаки, комиссия решила отложить окончательное решение вопроса о ее пригодности к службе на год. Грета крупная овчарка, возможно с возрастом суставы окрепнут. Так что оставляем ее тебе еще на один год. Да смотри, работай с ней хорошенько. Корми получше, глядишь и выправится. Все необходимые рекомендации получишь завтра у кинолога.
Комиссия разошлась, а Мишка еще долго не мог прийти в себя, не зная, радоваться ему, что расставание не состоялось, или огорчаться.

Шли дни, недели, месяцы и когда до очередной проверки оставалось уже совсем немного времени, произошло событие, ставшее настоящим экзаменом и для мальчика, и для его собаки…

Стояло настоящее бабье лето: воздух был прозрачен и свеж, ветерок играл летающими паутинками, норовя бросить их в лицо. Солнечные лучи еще грели, но уже не обжигали. Перед ужином Мишка как всегда отправился с Гретой на прогулку до ближайшего леса и обратно. Собаке нужно было тренировать выносливость, да и самому полезно размяться после уроков. В тот день мальчик решил прогуляться по лесу и набрать сестренке букет из кленовых листьев. Уж больно заманчиво шелестели раскрашенные во все цвета радуги деревья.

Миша шел по тропинке, насвистывая незамысловатую мелодию. Внезапно Грета замерла, шерсть на ее загривке встала дыбом, и собака рванулась вглубь леса. Незамедлительно, как и учил кинолог, последовала команда «Рядом», но овчарка только вильнула хвостом, извиняясь за непослушание, на секунду остановилась, приглашая мальчика за собой, и рванулась к неведомой цели. Мишка не заставил себя упрашивать и побежал за Гретой, на ходу гадая о причинах ее упрямства. Ни один самый шустрый мальчишка не может сравниться в скорости передвижения с молодой и здоровой собакой, поэтому Мишка еще пробирался через валежник, когда услышал лай. Грета стояла под высокой сосной и, задрав голову вверх, коротко взлаивала, приглашая хозяина полюбоваться на ее находку. Честно говоря, Мишка подумал, что собака загнала на дерево белку, и уже собрался ее отругать, но, подняв голову вверх, замер… Мысли в голове мальчишки метались как перепуганные воробьи в сарае. Что делать? Куда бежать? Звать на помощь или попытаться справиться самому? Примерно на середине сосны, запутавшись лямками в ветвях, висел парашютист…

Немного поколебавшись, Мишка решил действовать сам: до города далеко, скоро стемнеет, да и парашютисту требовалась медицинская помощь. Мужчина периодически стонал, но в сознание не приходил. Судя по всему, эти короткие стоны и услышала Грета. Не долго думая, наш герой забрался на сосну и перерезал парашютные стропы. Высота была не очень большая, внизу рос кустарник, смягчивший падение, поэтому приземление прошло удачно, хотя встряска не прошла незамеченной для парашютиста: на несколько мгновений он приоткрыл глаза, мутным непонимающим взглядом посмотрел на Мишку, застонал и снова потерял сознание. Мальчик быстро соорудил волокуши, перетащил на них раненого, при помощи парашютных лямок соорудил упряжь, впряг в волокуши собаку, уцепился сам и дал команду «Вперед».

Чтобы не испытывать твое терпение, дорогой читатель, я не буду описывать как мальчик с собакой пробирался через лес, как тащил взрослого мужчину до города, а потом на попутной телеге добирался до госпиталя. Скажу только, что после того, как парашютисту оказали первую помощь и привели в чувство, выяснилось, что это немецкий десантник. На допросе он настаивал на том, что был один, во время выброски его отнесло на деревья и приземляясь, он получил травмы и потерял сознание. Следователь сильно сомневался, что практичные немцы стали бы гонять самолет из-за одного человека. На военном совете приняли решение об организации поиска десантной группы. За хлопотами пролетела ночь, наступило утро. Выступать решили незамедлительно, чтобы не упустить врага, тут то и вспомнили про мальчика, обнаружившего диверсанта. Командир отряда вызвал Мишку к себе.
— Слушай, такое дело. Ты сможешь показать то место, где фрица нашел?
— Конечно. Я в лесу каждую тропинку знаю, — не задумываясь, ответил Мишка.
— Очень хорошо. Значит, идешь с нами. Да не забудь собаку свою прихватить. Глядишь, пригодится. Она ведь у тебя ученая, кажется, — усмехнулся офицер.
— Грета прошла полный курс спецподготовки. Она и взрывчатку найти сможет, и раненого с поля боя вынести, и врага задержать, — серьезно ответил Мишка.
— Да ладно, тебе, не обижайся. Вот приведешь, заодно и посмотрим на ее таланты.

Сборы были недолгими, до места находки добрались быстро, но что делать дальше? Следов нет, место сбора пленный не назвал. Склонившись над картой, офицеры стали думать, где искать десант, но тут раздался робкий голос маленького проводника.
— Товарищ командир, я, кажется, знаю, где они могут быть.
— На карте показать сможешь?
— Вот, смотрите. Здесь недалеко старая избушка лесника, а вокруг лужок. У нас лес густой, больших полянок практически нет, а парашютистам, особенно если их несколько было, места довольно много надо. Правильно я понимаю? — закончил Мишка.
Офицеры переглянулись между собой.
— А пацан дело говорит. Проверить стоит, — поддержал мальчишку молоденький лейтенант.
— Ну что ж, — принял решение командир, — Веди, показывай свою сторожку.

То, что Мишка, скорее всего, оказался прав, стало ясно еще на подходе. Когда до лесничества оставалось пройти около километра, Грета уткнула нос в землю, глухо заворчала и уверенно потянула за собой хозяина по взятому следу. Не доходя до опушки, командир дал приказ бойцам рассредоточиться и взять лужайку с находившимся на ней домиком в кольцо. Но теперь встал вопрос, что делать с часовыми. Очень не хотелось убеленному сединами командиру отряда, рисковать жизнью безусых мальчишек, находившихся у него в подчинении. Наверняка немцы выставили охрану, и захватить их врасплох вряд ли удастся, начнется стрельба — обязательно кого-нибудь зацепит. Не успел офицер принять решение, как почувствовал, что кто-то тянет его за рукав.
— Дяденька, — заканючил Мишка, — пустите меня с Гретой на разведку. Я знаете, как тихо ходить умею. А потом, если меня заметят, я могу притвориться, что гулял с собакой и заблудился.
— Это исключено, — отрезал командир, — Это тебе не в казаки-разбойники играть. Ишь, какой шустрый выискался. Тоже мне разведчик нашелся. Молоко еще на губах не обсохло.
Мишка надулся.
— Все равно ничего лучше не придумаете. Тем более там всего один часовой и Грета его одна взять сможет.
Офицер даже поперхнулся от неожиданности.
— Ты откуда знаешь, что часовой один?!
— Так вы пока командовали и солдат по местам ставили, я сгонял, посмотрел. Точно один, остальные спать ложатся. Ночь на дворе. Видно уверены, что никто их здесь искать не будет, а немцы порядок любят, нам учитель рассказывал. Да вы не переживайте, я тихо. Меня никто не заметил.

Услышав новость, командир не знал, что ему больше хочется: отодрать мальчишку за уши, чтобы не совался без разрешения, куда не просят, или обнять и сказать спасибо за ценные сведения. Разобраться в своих чувствах мужчина решил позже. Сейчас же была дорога каждая минута. Темнело очень быстро. С одной стороны подкрасться можно будет незаметно, с другой — упустить фашистов ночью в незнакомом лесу тоже легко. Решение, незаметно для самого себя, подсказал Мишка.
— Ну что, разведчик, собака действительно сможет снять часового?
— А то! — гордо ответил Мишка, — Мы на занятиях сколько раз отрабатывали.
— Сам только не суйся никуда. Дай команду и лежи за кочкой не высовывайся.
По цепи была дана команда «Приготовиться!» и мальчик с собакой крадучись пошли на опушку леса. Последние метры пришлось ползти, но Мишка не обращал внимания ни на ободранный живот, ни на колючки, впивающиеся в ладони. Его взгляд был устремлен вперед. Мишка понимал: там, впереди, сидит, притаившись, враг, и поэтому у него нет права на ошибку.

Луна скрылась за облаком. Пришла пора действовать.
— Грета, видишь человека?
Собака слегка шевельнула хвостом и заворчала, давая понять, что прекрасно все видит и понимает.
— Взять, только тихо — шепотом дал команду Мишка и отпустил собаку.
Грета не бросилась на чужака, а послушная данной команде тихо поползла вперед, как ее учили. Только большие уши выделялись какое-то время над травой, да и их в темноте скоро не стало видно. Командир, находившийся рядом с Мишкой, уже начал нервничать, когда услышал неясный шум впереди и, не имея возможности разглядеть происходящее у сторожки, дал команду атаковать. Дальше события развивались с чудовищной быстротой. Мишку оттерли назад, и когда он добежал до избушки, все уже было кончено.

Грета взяла часового с филигранной точностью. Немец, не ожидавший нападения, так испугался, почуяв зубы на своей шее, что рухнул под тяжестью собаки, не издав ни звука. Да так и лежал, боясь шевельнутся, даже когда мальчик оттащил овчарку. Остальных диверсантов взяли без единого выстрела. Спросонок они не сразу поняли, что произошло, а потом было уже поздно что-либо предпринимать.

Прошел месяц. Мишка начал забывать о своих ночных приключениях. Как-то в пятницу, после уроков, директор пригласил мальчика к себе в кабинет и попросил прийти в понедельник в школу вместе с собакой.
— Петр Семенович, а что случилось? — занервничал Мишка.
— Придешь, узнаешь.

Все выходные бедный Мишка не находил себе места. Единственное, что приходило ему на ум — у него решили забрать Грету. Мальчик старался ни на минуту не расставаться со своей любимицей и раз за разом повторял с ней команды, чтобы в случае проверки не ударить лицом в грязь. Грета привычно выполняла все, о чем просил ее маленький хозяин и недоумевала, что такое могло произойти, что ее гоняют как неразумного щенка.

В понедельник утром Мишка надел свою самую новую рубашку, попрощался на всякий случай с Гретой, чтобы не разреветься при ребятах, и с решимостью в глазах отправился в школу.

Вместо первого урока директор объявил общее построение на школьном дворе. Ребята перешептывались и делились своими идеями о причинах происходящего, но правды не знал никто. Наконец линейка началась.
— Дорогие ребята, — начал директор, — сегодня мы собрались по особому случаю. Один из наших учеников недавно помог задержать целую группу вражеских диверсантов. Миша, выйди, пожалуйста, на середину, чтобы тебя все видели.
Пунцовый от смущения Мишка вышел вместе с Гретой перед строем и только тут заметил за спинами учителей офицера, командовавшего группой захвата в ту памятную ночь. Он как раз пробирался поближе к директору.
— Решением командования, — по военному четко начал свое выступление командир, — за проявленную находчивость и отвагу при задержании вражеских диверсантов, было принято решение наградить Самойлова Михаила медалью «За боевые заслуги», а его собаку Грету зачислить в оперативную группу контрразведки фронта.

Не бойтесь, мальчика не навсегда разлучили с его собакой. После окончания войны Грету, которая не раз выручала наших бойцов, вернули ее первому хозяину, и когда пришло время Мишке служить в армии и защищать границу своей Родины, его верная Грета была с ним.

Автор: Мария Шитова.


Другие сказки автора:
Маленькие истории. Линда.
Маленькие истории. Чёрный кот.